КРУКОВСКИЙ ФЕЛИКС АНТОНОВИЧ

 

Круковский Феликс Антонович (Станиславович), генерал-майор, бывший наказной атаман Кавказского линейного войска, герой Кавказкой войны, родился в 1804 г. в Гродненской губернии, воспитывался в иезуитской коллегии. 8 сентября 1812 года вступил в службу унтер-офицером в лейб-гвардии Подольский Кирасирский полк и в 1823 г. был произведен в 1-й офицерский чин. В 1829 году в чине поручика, Круковский был переведен в Татарский уланский полк, по расформировании которого, в 1833 г., в чине капитана перешел в Рижский драгунский полк, в 1837 г. произведен в майоры, а в 1839 г. назначен командиром Горско-линейного казачего полка на Кавказе.

В 1840 г. Круковский принял участие в усмирении чеченцев, при чем особенно отличился в деле при аулах Чемулго и Шаналук, а в бою на реке Фортанге был тяжело ранен.

В 1841 г. Круковский исходил с полком всю Чечню; в 1842 г., произведенный в подполковники, он охранял верхнее течение реки Терек и М.Кабарду, все время имея стычки с горцами, а в 1843 г. принял в команду Хоперский линейный казачий полк, с 2-мя сотнями которого он в том же году отбил ночное нападение четырехтысячного скопища горцев на станицу Бекешевскую, рассеял его и тем спас Пятигорск. Чин полковника и орден Св.Георгия 4-й степени были наградою Круковскому за этот подвиг, молва о котором прошла по всему Кавказу и сделала имя Круковского славным даже среди горцев, которые слагали о Круковском песни.

По желанию наместника кн. М.С.Воронцова в 1845 г. Круковский был назначен командиром Нижегородского драгунского полка. С этим полком Круковский совершил ряд экспедиций в Чечню и Дагестан. Действия его в Гойтинских и Гехинских лесах, на берегу реки Мартана, под Гергебилем, Солтами, Ахты и Мискинджи закрепили боевую репутацию Круковского, а заботы его по устройству полка на новой его стоянке в Чир-Юрте - и репутацию отличного администратора и хозяина.

В 1848 году Круковский был произведен в генерал-майоры и назначен атаманом Кавказского линейного войска. На этом посту отличные боевые и административные качества Круковского проявились в полной мере и заслужили ему благоговейную любовь казаков. В его простом образе жизни "по-казачьи", в простой казачьей одежде, они видели уважение к своим обычаям, к ним самим. Так, будучи католиком, Круковский каждое воскресенье вместе с казаками ходил в православную церковь.

В 1849-51 гг. он участвовал в качестве начальника отряда кавалерии в экспедициях за реки Кубань и Белую. В январе 1852 г. он выступил с отрядом князя Барятинского в свою последнюю экспедицию к верховьям реки Гойты.

18 января колонна подошла к лесным хуторам близ аула Дуба и укреплению Урус-Мартан. Казаки были высланы вперед, с ними отправился и сам Круковский. Выбив чеченцев из завалов, казаки ворвались в аул и рассыпались по саклям. Опасаясь, что при этих условиях казаки будут перебиты поодиночке, Круковский , сопровождаемый всего лишь 20 казаками и майором Полозовым, поскакал к аулу и, остановившись близ мечети, приказал трубить сбор. В это время из окон мечети грянул залп, которым Круковский был смертельно ранен, а затем из ближайшего оврага выскочили горцы и в шашки бросились на растерявшийся конвой. Ординарец Круковского - казак Толчаинов- пытался было вынести генерала из сечи. "Брось меня и спасайся сам" - успел только сказать Круковский, но Толчаинов не оставил его и был изрублен горцами вместе со всем конвоем и майором Полозовым. Круковский также был добит шашками.

Прискакавшие на помощь нижегородцы нашли труп своего бывшего командира обобранным донага. Князю Барятинскому удалось за дорогую цену выкупить впоследствии Георгиевский крест и орден Св. Станислава 1-й степени, принадлежавшие Круковскому, шашку же и кинжал его Шамиль не согласился уступить ни за какие деньги.

Круковский похоронен в станице Екатериноградской, где на его могиле стоит скромный памятник.

" Если бы выбрать из войска тысячу лучших людей, - писал кн. Воронцов военному министру, - и у каждого из этих людей взять его самые лучшие достоинства и качества, то и тогда сумма их не перевесила бы тех качеств, которыми обладал покойный атаман, совершенно незаменимый для нашего Кавказского казачества".

В 1902 году, в 50-ю годовщину смерти Круковского, имя его по Высочайшему повелению было присвоено 1-му Горско-Моздокскому конному полку Терского казачьего войска, а по инициативе бывшего тогда наказным атаманом этого войска генерала Толстова, на месте гибели Круковского поставлен памятник: большой чугунный крест на пьедестале из белого камня, обтесанного в виде пирамиды.

Военная Энциклопедия

т.14 Стр. 21-22

(под ред. Проф. Николаев.

Инж.Академ. ген.лейт. К.И. Величко)

1914 Петроград. Т-во И.Д. Сытина

(А.И.Никольский и П.А.Чернощеков, Воинская повесть казачьих войск, "Исторический очерк военного министерства", СПб. 1907;

Фелицин. Кошевые войсковые наказные атаманы бывших Черноморского и Кавказского линейных войск;

В.Потто, История Нижегородского драгунского полка, т.т. IV, V и VI, СПб;

"Кавказ" сб., т.т. V,VIII, и XIII;

Ольшевский, Князь Барятинский на левом фланге Кавказкой линии, " Русская Старина" 1879г. т. XXIV;

"Кавказ" 1902 г. №20; "Казбек" 1902 г. №1245, " Терские Ведомости" 1902 г. №№ 13,14,16 и 18;

ПР. по Терскому казачьему войску 1902 г. №7)

 

Назад

А. Л. Круковский © Copyright 2002